×
БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА
Главная - Другое - Предъявление исков к иностранному государству в рф допускается

Предъявление исков к иностранному государству в рф допускается

Оглавление:

101. иски к иностранным государствам


В российском гражданском процессуальном законодательстве отражается влияние абсолютного иммунитета, что отражается и на содержании ч. 1 ст. 401 ГПК:

«Предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение ино­странного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором или федеральным законом»

.

ГПК определяет и порядок предъявления исков к международным организациям в судах РФ в пределах, определенных международными договорами РФ, федеральными законами. Аккредитованные в РФ дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные в международных договорах РФ или федеральных законах, подлежат юрисдикции судов в РФ по гражданским делам в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами РФ (ч.

3 ст. 401 ГПК). В силу судебного иммунитета: 1) одно государство неподсудно другому (это положение принято называть судебным иммунитетом в узком смысле слова); 2) существует иммунитет от предварительного обеспечения иска; 3) действует иммунитет от принудительного исполнения решения. В силу наличия иммунитета иностранное государство не может быть привлечено без его согласия к суду в качестве ответчика, без его согласия не могут быть приняты меры обеспечения иска или осуществлено принудительное исполнение решения.

В силу функционального иммунитета государство обладает иммунитетом только при совершении публично-правовых актов, при осуществлении коммерческой деятельности оно становится в положение обычного предпринимателя с лишением привилегий, вытекающих из судебного иммунитета. | Источник: — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

Производство с участием иностранных лиц. Общие положения

См. также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г.

N 5

«О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»

Общие положения производства с участием иностранных лиц определены Гл. 43 ГПК РФ.К иностранным лицам ГПК РФ относит:

  • лиц без гражданства;
  • международные организации.
  • иностранные организации;
  • иностранных граждан;

Иностранные лица имеют право обращаться в суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов (принцип так называемого «национального режима»).Иностранные лица пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями.Производство по делам с участием иностранных лиц осуществляется в соответствии с ГПК РФ и иными федеральными законами.Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются такие же ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций.Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан, лиц без гражданстваГражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан, лиц без гражданства определяются их личным законом.Личный закон иностранного гражданина:

  • право страны, в которой гражданин имеет место жительства — при наличии у гражданина нескольких иностранных гражданств.
  • российское право — в случае, если гражданин наряду с гражданством Российской Федерации имеет и иностранное гражданство;
  • право страны, гражданство которой гражданин имеет;

В случае, если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом считается российское право.Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства.Лицо, не являющееся на основе личного закона процессуально дееспособным, может быть на территории Российской Федерации признано процессуально дееспособным, если оно в соответствии с российским правом обладает процессуальной дееспособностью.Процессуальная правоспособность иностранной организации и международной организацииЛичным законом иностранной организации считается право страны, в которой организация учреждена. На основе личного закона иностранной организации определяется ее процессуальная правоспособность.Иностранная организация, не обладающая в соответствии с личным законом процессуальной правоспособностью, может быть на территории Российской Федерации признана правоспособной в соответствии с российским правом.Процессуальная правоспособность международной организации устанавливается на основе международного договора, в соответствии с которым она создана, ее учредительных документов или соглашения с компетентным органом Российской Федерации.Иски к иностранным государствам и международным организациям.

Дипломатический иммунитетПредъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом.Международные организации подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных международными договорами Российской Федерации, федеральными законами.Аккредитованные в Российской Федерации дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные в международных договорах Российской Федерации или федеральных законах, подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации.

0 2 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating: ( 0 Rating ) Joomla SEF URLs by ArtioКатегории

Нормативные правовые акты в Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами»Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора»Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан»Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)»Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 «О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов»Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2021 года). Copyright © 2012-2021 Все права защищены.

Полное или частичное использование материалов возможно только с указанием прямой ссылки на сайт.

  1. Соглашение об использовании cookie-файлов
  2. Политика конфиденциальности
  3. Материалы партнёров
  4. Пользовательское соглашение
  1. Общие вопросы
  2. Учеба
  3. Понятия
  4. Угостить кофе ☕

Статья 401.

Иски к иностранным государствам и международным организациям. Дипломатический иммунитет. 1.

Предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом.

2. Международные организации подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных международными договорами Российской Федерации, федеральными законами.

3. Аккредитованные в Российской Федерации дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные в международных договорах Российской Федерации или федеральных законах, подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации.Комментарий к статье 4011. Юридическое неравенство сторон в гражданских процессах способно появиться не только в результате ответных действий, инициированных дискриминационными акциями против российских граждан или других субъектов, ведущих дела в зарубежных учреждениях юстиции.

Неравенство помимо реторсий может иметь место также в случаях распространения на конкретный судебный процесс еще одного международно-правового механизма, который по несколько обобщенной терминологии нередко обозначают как «судебный иммунитет». Он возникает по нескольким основаниям и используется рядом субъектов с несовпадающей степенью интенсивности. Иммунитет этой разновидности конкретно рассчитан на производство по гражданским делам в отечественных органах правосудия.

Он означает полное, частичное или условное в предусмотренных внутренними или международными нормативными актами случаях освобождение какого-либо из заинтересованных в разрешении спора лиц от исполнения некоторых стандартных процессуальных обязанностей. Естественно, у судей в подобных ситуациях нет властных полномочий прибегнуть к принудительным действиям для реализации своих обычных полномочий и под угрозой применения санкций заставить соответствующие обязанности исполнить.

Судебный иммунитет — конструкция сложная, ее детали и особенности надлежит учитывать на практике. Это касается выявления круга «привилегированных» субъектов, учета их политического и юридического статуса, определения объема процессуальных льгот каждого из них, допустимости и формы отказа от привилегий. Правила судебного иммунитета в наших судах распространяются не на российских участников дела, а на иностранных (в широком смысле понятия) потенциальных или уже вступивших в процесс ответчиков.

2. Предъявление в российском суде искового требования к иностранному государству принципиально возможно.

Но истец должен предварительно учитывать хорошо известную мировой практике концепцию судебного иммунитета такого суверена, причем иммунитета в варианте максимально остром и безраздельно влияющем на начало, развитие и завершение производства, особенно при проигрыше дела ответчиком. Часть 1 ст. 401 ГПК называет действия, для совершения которых необходимо, причем не в общей для всех форме, а по отношению к каждому индивидуально, получение согласия компетентных органов государства (обычно правительства или министерства).

Часть 1 ст. 401 ГПК называет действия, для совершения которых необходимо, причем не в общей для всех форме, а по отношению к каждому индивидуально, получение согласия компетентных органов государства (обычно правительства или министерства). Основа концепции — идея суверенитета, несовместимого с открытым принудительным подчинением государства органам власти (включая судебные) другой страны. Юридически действие, требующее специального согласия суверенного ответчика, а именно предъявление иска, сформулировано неточно.

Обращение к суду есть ничем и никем не ограничиваемый индивидуальный акт заявителя. Главное — принятие судьей заявления к производству, означающее официальное начало гражданского процесса. Возникает решающий вопрос о том, когда суд должен располагать исходящим от ответчика документом, свидетельствующим о его намерении выступить в таком качестве перед российским судом.

Внешне документы могут быть сформулированы различно. Но если их нет или прямой запрос оставлен без внимания, то, исходя из общих положений комментируемого Кодекса, следует, очевидно, оставлять заявление без движения с установлением срока представления упомянутого доказательства и указанием на последствия непредставления (ст.

136 ГПК). Согласие иностранного государства на привлечение в российский процесс в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на арест и изъятие его имущества, находящегося на территории РФ, причем независимо от того, кому оно временно передано (аренда и т.п.), при обеспечении иска или исполнении решения может быть запрошено после начала или завершения производства. При отсутствии согласия указанные действия не совершаются.

Простое толкование ст. 401 ГПК приводит к выводу о том, что ее положения в части недопустимости принудительных мер в отношении имущества без согласия собственника целиком применимы к случаям, когда иностранное государство само предъявляет иск в российском суде.

Между тем есть немало правовых систем, где в подобных процессах такому истцу можно без его согласия адресовать встречное требование, вытекающее из того же спорного правоотношения. Это характерно для довольно многочисленных стран (США, Великобритания, Франция и др.), где законодательно закреплена доктрина так называемого «функционального, или ограниченного» иммунитета.

В данном случае запреты типа изложенных в ч. 1 ст. 401 ГПК не применяются к деятельности «торгующего» государства.

Итак, нормы указанной статьи нового Кодекса продолжают традиционно закреплять основы концепции абсолютного иммунитета зарубежного суверена применительно к практике судов общей юрисдикции.

Правда, не исключена корректировка этой концепции, т.е. отступления от нее в случаях, предусмотренных международным договором РФ или федеральным законом.

Принципиально иной вывод вытекает из ч.

1 ст. 257 АПК РФ 2002 г., предусматривающей, что судебным иммунитетом обладает

«иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти»

.

Значит, на процессы в арбитражных судах по спорам, возникающим из обычных гражданско-правовых контрактов, где одним из контрагентов выступает суверен, иммунитет не распространяется. Но это существенно изменяет процедуру судопроизводства, прежде всего его начало — предъявление требования к зарубежному государству и принятие искового заявления арбитражным судом.

Вообще расхождения по данному вопросу между двумя новейшими процессуальными Кодексами обосновать затруднительно или даже невозможно. 3. Процессуальные привилегии и льготы как составные элементы механизма судебного иммунитета российского образца распространяются также на международные организации разного типа, хотя по сравнению с судебным иммунитетом иностранного государства они скромнее по объему, назначению, возможностям отказа.

Комментируемая статья предписывает иммунитет международных структур определять на основе федеральных законов и договоров РФ. Документы такого уровня обеспечивают с той или иной степенью детализации применение льгот и привилегий в отношении конкретных международных организаций и их должностных лиц, выступающих в российских судах общей юрисдикции. Следует отметить одну процессуальную особенность.

Зарубежному государству-ответчику нет нужды убеждать российских судей в наличии у него судебного иммунитета, это по общему правилу презюмируется.

Что же касается международных организаций и их должностных лиц, то положение иное. Суду надлежит учитывать, в каких нормативных актах предусмотрены льготы и привилегии. Некоторые примеры по рассматриваемой теме.

Соглашение между Правительством РФ и Международным Банком об условиях его пребывания на российской территории (Москва, 30 июля 1996 г.) предусматривает, что находящееся в России имущество Банка обладает иммунитетом от любой формы вмешательства путем судебных и иных действий, за исключением случаев, когда: а) к Банку или его должностному лицу предъявлен гражданский иск в связи с происшествием, вызванным транспортным средством, принадлежащим Банку или его должностному лицу или эксплуатируемым от имени Банка, если этот ущерб не возмещается за счет страховой выплаты; б) к Банку или его должностному лицу предъявлен гражданский иск о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина действием или бездействием со стороны Банка или его должностного лица (ст. 4). Федеральное Собрание ратифицировало Соглашение с заявлением: «Российская Федерация исходит из того понимания, что привилегии и иммунитеты, предоставленные Международному Банку Российской Федерацией, не освобождают Международный Банк и его должностных лиц от гражданско-правовой ответственности по сделкам с резидентами Российской Федерации» <*>.

———————————— <*> СЗ РФ.

1998. N 10. Ст. 1148.Равным образом в Законе о ратификации Соглашения между Правительством РФ и Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ об условиях ее пребывания на российской территории содержится заявление о том, что должностное лицо Ассамблеи не будет пользоваться иммунитетом в случаях, если: а) ему предъявлен иск третьей стороной о возмещении ущерба в связи с происшествием, вызванным в РФ транспортным средством, принадлежащим ему или управляемым им; б) если предъявлен гражданский иск третьей стороной в связи со смертью или телесным повреждением, вызванным в РФ его действием или небрежностью <*>. Аналогичные условия выдвинуты в заявлении при ратификации Соглашения о пребывании Дирекции Совета по железнодорожному транспорту государств — участников СНГ в России <**>. ———————————— <*> Там же.

N 48. Ст. 5854. <**> Там же. 1999. N 19. Ст. 2303.Некоторые международные соглашения прямо не предусматривают процессуальных льгот и привилегий, а отсылают к другим актам равной юридической силы.

Например, Устав Организации Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС), совершенный в Ялте 5 июня 1998 г. и ратифицированный Федеральным Собранием РФ 6 января 1999 г.

<*>, в ст. 28 предусматривает, что ЧЭС, ее должностные лица и представители государств-членов пользуются на территориях государств-членов привилегиями и иммунитетами, определенными в Конвенции о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных Наций, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 13 февраля 1946 г., которые необходимы для независимого осуществления их функций. ———————————— <*> Там же.

2002. N 13. Ст. 1181.4. Часть 3 ст. 401 ГПК предписывает российским судам применять общепризнанные принципы и нормы международного права или договоров РФ, количество которых довольно значительно, а содержание разнообразно.

Кроме того, среди иностранных субъектов, хотя и подлежащих юрисдикции судов РФ, но наделенных определенными процессуальными привилегиями, прямо названы только аккредитованные в нашей стране дипломатические представители иностранных государств, а далее к ним общей фразой добавлены

«другие лица, указанные в международных договорах РФ или федеральных законах»

. Однако наименования и правовой статус этих «других» никак не обозначены.

Базовым документом, закрепляющим разнообразные привилегии и иммунитеты для обеспечения эффективного осуществления функций дипломатических представительств, а также распределяющим их между работниками таких представительств с учетом должностного или иного положения, служит Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г.
Базовым документом, закрепляющим разнообразные привилегии и иммунитеты для обеспечения эффективного осуществления функций дипломатических представительств, а также распределяющим их между работниками таких представительств с учетом должностного или иного положения, служит Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. Ознакомление с правилами Конвенции показывает, что немалое число привилегий и иммунитетов способно при их использовании в подходящих ситуациях прямо или опосредованно повлиять на развитие гражданских процессов в российских судах общей юрисдикции, включая реализацию актов правосудия.

Состав дипломатических представительств, если исходить из занятий каждого, неоднороден.

Больше всего льгот, в том числе процессуальных, имеют ведущие фигуры — дипломатические агенты (по терминологии Конвенции). Это группа из главы и членов дипломатического персонала представительства, имеющих дипломатические ранги (ст. 1). Лица административно-технического персонала, обслуживающего персонала, частные домашние работники сотрудников представительства (ст.

1) и члены семей дипломатов также обладают при определенных условиях иммунитетами разного типа и объема. Соответствующие положения ст.

17 Конвенции подлежат применению при возникновении правовых споров с их участием.

Помещения представительства неприкосновенны, эти помещения, находящееся в них имущество, а также средства передвижения пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, ареста, исполнительных действий.

Неприкосновенны также его архивы, документы, любые бумаги, корреспонденция, где бы они ни находились в любое время. Аналогичные запреты охраняют также частную резиденцию и всякое достояние дипломатического агента, за исключением некоторых случаев обращения взыскания на его имущество (ст.

ст. 22, 24, 30). Органы власти страны пребывания, естественно, и судебные тоже, лишены полномочий входить в упомянутые помещения без разрешения главы представительства. Отказ в разрешении создает юридически непреодолимую преграду для совершения российским гражданским судом (не говоря уже об истце) таких иногда крайне важных процессуальных действий, как осмотр письменных и вещественных доказательств на месте, проведение нормальной экспертизы, предложение представить необходимые материалы, обеспечение доказательств, исполнение судебных поручений. Однако практически еще весомее общее правило ст.

31 Конвенции о предоставлении дипломатическому агенту иммунитета от гражданской юрисдикции российских органов правосудия.

Правда, оно несколько тускнеет, подрываемое рядом исключений. Безусловно, не зависит от согласия дипломатического ответчика предъявление к нему: а) вещных исков, относящихся к частному недвижимому имуществу в государстве пребывания, если он владеет им не от имени аккредитирующего государства для целей представительства; б) исков, касающихся наследования, где агент выступает исполнителем завещателя, попечителем над наследственным имуществом, наследником или отказополучателем как частное лицо; в) исков из любой профессиональной или коммерческой деятельности агента в государстве пребывания вне своих официальных функций. Заключительный пункт выглядит довольно странно, поскольку упомянутую деятельность дипломатический агент вообще не должен осуществлять в государстве пребывания с целью личной выгоды (ст.

42). При удовлетворении исков указанного содержания иммунитет против реализации решений исчезает, принудительные исполнительные меры, предусматриваемые российским законодательством, допустимы, но с условием неприкосновенности личности и резиденции ответчика.

Конвенция (ст. 32) допускает отказ от иммунитета в отношении предъявления по гражданским делам исков к дипломатическим агентам и другим лицам из представительства, которые такой льготой наделены. Но полномочием такого содержания обладает не само представительство, а компетентный орган аккредитующего государства, куда российскому истцу, активно заинтересованному вести процесс в отечественном суде, следует обращаться. Отказ от иммунитетов в отношении начала производства должен быть всегда сформулирован предельно определенно, причем он не распространяется на иммунитет в отношении принудительного исполнения решения.

Это полномочие аккредитующего государства требует самостоятельного оформления. У российского истца есть еще один правовой путь. Он может начать гражданское дело по иску к дипломатическому агенту в надлежащем суде его собственного государства.

У ответчика здесь нет никаких иммунитетов в отношении гражданских исков, т.е. их предъявления, обеспечения требований, принудительной реализации благоприятных судебных актов.

Если инициатором гражданского процесса в российском суде общей юрисдикции выступает дипломатический агент иностранного государства, то он разрушает дарованный ему иммунитет от российской юрисдикции

«в отношении встречных исков, непосредственно связанных с основным иском»

(ст. 32 Конвенции). Очевидно, эту связь, причем именно непосредственную с юридической точки зрения, логично определять на базе российского процессуального законодательства, конкретно ст.

138 комментируемого Кодекса. Можно достаточно уверенно утверждать, что такая связь налицо, если встречное требование направлено к зачету первоначального, но в рамках одного спорного правоотношения, а также когда удовлетворение встречного иска полностью или частично ликвидирует иск первоначальный (абз.

2 и 3 ст. 138 ГПК). Применение в анализируемой ситуации абз.

4 ст. 138 ГПК сомнительно ввиду крайней неопределенности условий его содержания. Впрочем, и выигрыш встречного иска может не привести к полной победе, поскольку, если необходимы исполнительные действия, нужно получить особый отказ от иммунитета в этой его части. 5. Следующую группу лиц, точно не названную ч.

3 ст. 401 ГПК, но подразумеваемую, а главное, наделяемую привилегиями и иммунитетами в разных областях общественных отношений, включая правосудие по гражданским делам, составляют работники консульских служб. На международной правовой арене ведущую роль играет Венская конвенция о консульских сношениях и Факультативные протоколы 1963 г., ее нормы в значительном объеме восприняли национальные законодательства и консульские конвенции, заключенные СССР и РФ со многими государствами.

На это прямо указывают преамбулы таких документов.

Соглашение между РФ и Республикой Польша начинается с заявления о том, что положения Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г.

«будут приниматься во внимание в вопросах, не нашедших детального отражения в настоящей Конвенции»

.

Аналогичный акт РФ с Украиной заключен

«в развитие положений Венской конвенции о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г.»

. Международный договор между РФ и Азербайджанской Республикой, вступивший в силу 29 августа 1998 г., объявляет общей целью

«установить дополнительные положения для ведения консульских отношений в развитие Венской конвенции»

.

Аналогичны нормы соглашения между РФ и Пакистаном .

———————————— СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1515. Там же. N 49. Ст. 5971. СЗ РФ. 1999. N 20. Ст. 2412. Там же. 2002. N 47. Ст. 4636.Обзор международных нормативных документов, к которым в общей форме отсылает ч. 3 ст. 401 ГПК, позволяет выявить закономерности, знание и учет которых способны помочь судам РФ при возникновении проблем судебного иммунитета в гражданских делах.
3 ст. 401 ГПК, позволяет выявить закономерности, знание и учет которых способны помочь судам РФ при возникновении проблем судебного иммунитета в гражданских делах.

Во-первых, конвенции о консульских сношениях довольно сходны между собой по расположению материалов и предписаний по большинству вопросов.

Это естественный результат того, что наша страна и заключаемые ею такие соглашения с другими государствами имели своим ориентиром один и тот же многосторонний международный акт — Венскую конвенцию о консульских сношениях 1963 г. Однако тексты всех таких двусторонних договоров не идентичны, каждый имеет особенности. При рассмотрении отдельного правового спора суду общей юрисдикции надлежит найти и применить относящийся именно к данному спору нормативный документ и подтвердить свои выводы точными ссылками на его конкретные части.

Во-вторых, сравнительный анализ многосторонних Конвенций о дипломатических сношениях 1961 г., о консульских сношениях 1963 г., а также многих двусторонних договоров с участием РФ обнаруживает наличие образующих их фундаменты генеральных идей.

Сюда относятся неприкосновенность любых консульских помещений, их имущества, средств передвижения, архивов, документов, корреспонденции, иммунитет от гражданской юрисдикции РФ с зафиксированными исключениями по отдельным разновидностям материальных требований, отказов от иммунитета, его ограничений при столкновениях со встречными исками российских ответчиков.

Эти положения были раскрыты в п. 4 комментария к данной статье. Все же нелишне еще раз напомнить, что каждая консульская конвенция РФ, которая подлежит учету в конкретных процессах, имеет особенности.

Примеров достаточно. Консульские должностные лица не пользуются судебным иммунитетом по делам из договоров, по которым они ни прямо, ни косвенно не принимали на себя обязательств в качестве агентов представляемого государства, а равно по искам о возмещении вреда, причиненного несчастным случаем в государстве пребывания любым транспортным средством. Конвенция с Польшей добавляет еще иски, касающиеся наследства, где работники консульского учреждения действуют как частные заинтересованные лица в качестве наследников, отказополучателей, исполнителей завещаний либо попечителей наследства (ст.

20). Конвенция с Белоруссией лишает судебного иммунитета консульских служащих и обслуживающий персонал, членов их семей, домашних работников, которые в России занимаются частной деятельностью с целью получения прибыли (ст. 20). То же самое фиксирует ст.

43 Конвенции с Украиной, ст. 32 Конвенции с Азербайджаном и др. 6. Сходными с уже рассмотренными привилегиями и иммунитетами дипломатических и консульских работников пользуется в той или иной мере ряд физических лиц на основе существующих международных соглашений, например, члены государственных делегаций (Конвенция о специальных миссиях.

Нью-Йорк, 8 декабря 1969 г.), члены представительств государств в международных организациях (Венская конвенция о представительстве государств и их отношениях с международными организациями универсального характера. Вена, 14 марта 1975 г.), представители членов ООН (Конвенция о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных наций.

Лондон, 13 февраля 1945 г.) и немало других, причем традиционно сложившиеся формулы о неприкосновенности помещений и имущества, судебных иммунитетах обычно перемещаются из ранних документов в более поздние. Случаи применения подобных актов в российском судебном или исполнительном производстве возможны, хотя надежды на обширную практику невелики. Однако даже единичные дела такого рода способны вызвать большой резонанс.

7. Исковые заявления, где в качестве ответчиков фигурируют субъекты с ограниченным судебным иммунитетом (ч. ч. 2 и 3 ст. 401 ГПК), российским судам общей юрисдикции следует принимать к производству независимо от содержания притязания.

Но в конкретных случаях развитие процесса будет зависеть от позиции ответчика. Ответчик в своих возражениях может указать на то, что предъявленное к нему требование не подлежит рассмотрению согласно правилам иммунитета и отказа от иммунитета не будет. Если суд признает такое возражение правомерным, производство по делу подлежит прекращению со ссылкой на абз.

2 ст. 220 ГПК. Другой вариант, т.е. вынесение решения об отказе в иске, по существу юридически нелогичен, а главное, может препятствовать российскому истцу начать процесс по тождественному требованию в компетентном зарубежном суде по месту нахождения международной организации и т.п.Глава 44.

ПОДСУДНОСТЬ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ЛИЦ СУДАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Вернутся в раздел &copy 2007 — 2021 — «зонаЗакона.ру». Все права защищены. Электронная почта/логин Ошибка заполнения Пароль Ошибка заполнения |

Иски к иностранным государствам и международным организациям

3 Предъявление иска к иностранному государству, привлечение его к участию в деле в качестве соответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к нему обеспечительных мер, обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения решения суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Советский Союз и затем Российская Федерация долгое время придерживались принципа абсолютного судебного иммунитета иностранного государства, т.е.

распространяли иммунитет и на гражданско-правовые отношения с участием государства, в том числе на заключаемые им коммерческие сделки.

Однако во многих странах (США, Великобритания, Япония и др.) нормативно закреплена концепция так называемого функционального или ограниченного иммунитета, когда привилегии охватывают только действия государства как политического суверена, но не его участие в экономическом обороте. Статья 401 ГПК РФ сохраняет концепцию судебного иммунитета иностранного государства.

Согласие иностранного государства в лице его компетентных органов требуется отдельно на предъявление иска, на его обеспечение и на обращение взыскания. Например, государство, согласившись отвечать по иску, может не дать согласия на принятие мер по его обеспечению. Согласие иностранного государства требуется и при предъявлении к нему встречного иска в процессе, где в качестве основного истца выступает это государство.

Границы судебного иммунитета международных организаций определяют федеральные законы и международные договоры Российской Федерации (ч. 2 ст. 401 ГПК РФ). Именно в таких документах предусматриваются различные льготы и привилегии в отношении конкретных международных организаций, выступающих в российских судах.

Но необходимо подчеркнуть одну особенность. Наличие судебного иммунитета у иностранного государства-ответчика презюмируется, а каждая международная организация должна разъяснять суду, какими льготами и привилегиями она наделена, нормативными актами или конкретным договором.

Часть 3 ст. 401 ГПК РФ указывает еще на одну группу лиц, пользующихся определенными процессуальными привилегиями — это аккредитованные в России дипломатические представители иностранных государств и другие лица, указанные в соответствующих законах и договорах. Основным документом, закрепляющим и распределяющим разнообразные привилегии и иммунитеты для обеспечения эффективного осуществления функций дипломатических представительств является «Венская Конвенция о дипломатических сношениях» 1961 г.

Состав дипломатических представителей неоднороден. Больше всего разного рода льгот имеют дипломатические агенты (терминология Конвенции).

Эта группа включает глав и членов дипломатического персонала представительства, имеющих дипломатические ранги (ст. 1). Лица административно-технического персонала, обслуживающего персонала, частные домашние работники сотрудников представительства и члены семей дипломатов также обладают при определенных условиях иммунитетами разного типа и объема.

1). Лица административно-технического персонала, обслуживающего персонала, частные домашние работники сотрудников представительства и члены семей дипломатов также обладают при определенных условиях иммунитетами разного типа и объема. Соответствующие положения ст. 17 Венской Конвенции необходимо учитывать и применять при возникновении правовых споров с их участием.

Иммунитет от гражданской юрисдикции не распространяется, однако, на случаи, когда дипломатические представители вступают в гражданско-правовые отношения как частные лица в связи со спорами о принадлежащих им строениях на территории России, наследовании или деятельности, осуществляемой за пределами официальных функций. Возбуждение дела дипломатическим агентом или другим лицом, пользующимся иммунитетом от юрисдикции, лишает его права ссылаться на иммунитет в отношении встречных исков, непосредственно связанных с основным иском (ст. 32 Конвенции). Иммунитетом от гражданской юрисдикции в том, что касается служебной деятельности, пользуются и консулы.

На международной правовой арене ведущую роль играет

«Венская Конвенция о консульских сношениях и факультативные протоколы»

, ее нормы в значительном объеме восприняли и национальные законодательства и консульские конвенции, заключенные СССР и РФ со многими государствами. На это прямо указывают преамбулы таких документов. Судебные поручения Проблема оказания правовой помощи возникает, когда рассматривающий спор суд одного государства встречается с необходимостью выполнения каких-либо процессуальных действий на территории другого государства.

Из-за того, что власть суда ограничена рамками своей страны, а необходимость совершения за рубежом отдельного процессуального действия существует, суд обращается с поручением к иностранному суду, используя специальную процедуру. Согласно ст. 407 ГПК РФ российские суды исполняют переданные им в установленном порядке поручения иностранных судов о совершении отдельных процессуальных действий (вручение извещений и других документов, получение объяснений сторон, показаний свидетелей, заключений экспертов, осмотр на месте и др.), а также могут обращаться к иностранным судам с поручениями об исполнении такого рода действий.

Вопросы оказания правовой помощи регулируются различными международными договорами. Согласно общепринятому правилу поручения об оказании правовой помощи реализуются методами процессуальных процедур страны места исполнения.

Иногда допускается применение процессуального законодательства иностранного государства, если оно не противоречит законам и публичному порядку страны места исполнения (см., например, п. 2 Постановления Президиума Верховного Совета СССР

«О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам»

от 21 июня 1988 г.). Возникает вопрос, могут ли наши суды обращаться с поручениями о вручении судебных документов и выполнении других процессуальных действий в органы юстиции государства, с которыми Россия не имеет соответствующих договоров.

Статья 407 ГПК РФ предоставляет право судам в РФ обращаться к судам иностранных государств с поручениями о выполнении отдельных процессуальных действий, а также исполнять переданные им в установленном законом порядке поручения судов иностранных государств.

Таким образом, если в установленном порядке, т.е. в соответствии с названным Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г., из Минюста России поступит в суд иностранное судебное поручение от государства, не связанного с Россией соответствующими обязательствами по договору, то поручение следует исполнить, кроме случаев, указанных в ч.

2 ст. 407 ГПК РФ (суд отказывает в исполнении, если исполнение поручения может нанести ущерб суверенитету или угрожает безопасности Российской Федерации либо не входит в компетенцию суда). Важное значение приобретает точное соблюдение порядка движения поручения к исполнителю, несоблюдение или даже формальное нарушение которого способно привести к длительной волоките или проблемам по существу.

Российские суды общей юрисдикции используют две схемы, рассчитанные на разные зарубежные страны. Указ Президиума Верховного Совета СССР

«О порядке сношений государственных учреждений СССР и их должностных лиц с учреждениями и должностными лицами иностранных государств»

от 16 декабря 1947 г.

устанавливает дипломатический порядок передачи поручений. Получается довольно сложная схема: заказчик, его национальное министерство юстиции, затем министерство иностранных дел и далее зарубежные министерство иностранных дел, министерство юстиции, суд — исполнитель. Это относится к США, Франции, Бельгии и ряду иных стран.

Это относится к США, Франции, Бельгии и ряду иных стран. Другая схема — проще, так как устанавливает порядок сношений судебных органов через центральные учреждения юстиции. Раньше так осуществляли взаимные контакты суды стран-членов СЭВ.

Теперь такой порядок предусматривается в ряде двусторонних договоров, например, в Договоре между Российской Федерацией и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, вступившим в силу 22 января 1995 г.

Оказание правовой помощи регулируется и в рамках Содружества Независимых Государств Конвенцией 1993 г. Согласно положениям Конвенции учреждения юстиции оказывают друг другу правовую помощь.

Объем правовой помощи по гражданским делам включает в себя, в частности, вызов сторон, других участвующих в деле лиц, свидетелей и экспертов, составление и пересылку документов, пересылку и выдачу вещественных доказательств, проведение экспертизы, вручение документов (ст.

6 Конвенции). Первоначально по общему правилу при оказании правовой помощи суды государств контактировали друг с другом через свои центральные учреждения юстиции (ст. 5 Конвенции). Однако — Протоколом к Конвенции (Москва, 28 марта 1997 г.) текст ст. 5 изменен: «При выполнении настоящей Конвенции компетентные учреждения юстиции Договаривающихся Сторон сносятся друг с другом через свои центральные, территориальные и другие органы, если только настоящей Конвенцией не установлен иной порядок сношений.

Договаривающиеся Стороны определяют перечень своих центральных территориальных и других органов, уполномоченных на осуществление непосредственных сношений, о чем уведомляют депозитария».

Устанавливаются требования к содержанию и форме поручения об оказании правовой помощи. В поручении должны быть указаны: наименование запрашиваемого учреждения; наименование запрашивающего учреждения; наименование дела, по которому запрашивается правовая помощь; имена и фамилии сторон, свидетелей, их местожительство и местопребывание, гражданство, занятие (для юридических лиц — их наименование и местонахождение); при наличии представителей указанных лиц — их имена, фамилии и адреса; содержание поручения, а также другие сведения, необходимые для его исполнения. В поручении о вручении документа должны быть указаны точный адрес получателя и наименование вручаемого документа.

Само поручение должно быть подписано и скреплено гербовой печатью запрашивающего учреждения. Согласно нормам Конвенции при исполнении судебных поручений применяется российское законодательство; однако если от суда, направившего поручение, поступит просьба о применении при исполнении поручения процессуальных норм его государства, эти нормы могут быть применены, но только в том случае, если они не противоречат российскому законодательству.

Аналогичное правило содержится в ряде двусторонних договоров, в ст. 14 Гаагской конвенции от 1 марта 1954 г.

по вопросам гражданского процесса и в более развернутой форме в ст. 9 Гаагской конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам от 18 марта 1970 г. (далее — Гаагская конвенция 1970 г.)1.

Немаловажное значение имеет также регулирование вопросов документооборота. Согласно ст. 13 Конвенции 1993 г.

документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон изготовлены или засвидетельствованы учреждением или специально на то уполномоченным лицом в пределах их компетенции и по установленной форме и скреплены гербовой печатью, принимаются на территориях других Договаривающихся Сторон без какого-либо специального удостоверения.

Документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон рассматриваются как официальные документы, пользуются на территориях других Договаривающихся Сторон доказательственной силой официальных документов.

Кроме того, Конвенцией предусмотрен обмен информацией по правовым вопросам между центральными учреждениями юстиции Договаривающихся Сторон. Переданные российским судам в установленном порядке поручения иностранных судов о выполнении отдельных процессуальных действий исполняются на основе российского законодательства.

Так, как правило, поручения исполняются судом, в районе деятельности которого должны быть совершены процессуальные действия. Если, например, речь идет о допросе свидетеля, то поручение выполняет районный суд по месту жительства свидетеля; поручение об осмотре на месте — судом по месту нахождения объекта осмотра и т.д.

Исполнение судебного поручения на территории другого государства по общему правилу не дает основания для взыскания каких-либо сборов или издержек с запрашивающего государства, за исключением случаев, когда требуется соблюдение особой формы выполненными расходами.

В последнем случае запрашиваемая сторона может потребовать возмещения произведенных затрат. Статья 14 Гаагской конвенции предусматривает, что запрашиваемое государство имеет право истребовать от запрашивающего государства возмещение вознаграждения, выплаченного экспертам и переводчиками, и расходов, возникших в связи с применением особой процедуры. Несомненно, что в каждом конкретном случае возникновения необходимости исполнения или направления судебного поручения следует обращаться к текстам международных договоров, действующих в Российской Федерации.

3Читайте также:: Жанры публицистического стиля имеют такие типы. : При проектировании любого помещения очень важно.

: Эпоху Античности в Европе сменяет Средневековье.

С чем связано. : Дальнейшее развитие автосцепки подвижного состава.

Рекомендуемые страницы: ©2015-2021 poisk-ru.ru Все права принадлежать их авторам.

Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.