×
БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА
Главная - Наследство - Признание договора дарения недействительным судебная практика вс рф

Признание договора дарения недействительным судебная практика вс рф

Признание договора дарения недействительным судебная практика вс рф

Решение № 2-1381/2019 2-73/2021 2-73/2020(2-1381/2019;)~М-1246/2019 М-1246/2019 от 30 июля 2021 г. по делу № 2-1381/2019


ДД.ММ.ГГГГ является Литвинова О.О.

(л.д. 54). Указанная информация была доведена до сведения истца Викулина В.А.Из материалов дела следует, что истец Викулин В.А.

оспаривает сделки дарения, оформленные договорами дарения от ДД.ММ.ГГГГ (право собственности зарегистрировано ДД.ММ.ГГГГ) и от ДД.ММ.ГГГГ (право собственности зарегистрировано ДД.ММ.ГГГГ), ссылаясь на то, что в период совершения сделки от ДД.ММ.ГГГГ Л.К. находился в таком состоянии, что он не был способен понимать значение своих действий.Из статьи , пункта 3 статьи следует, что сделки — это волевые действия, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей, то есть на достижение определенного правового результата.

Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли сторон.При указанных обстоятельствах юридически значимым обстоятельством при разрешении настоящего спора является установление действительной воли Л.К.

при заключении сделки по отчуждению принадлежащего ему имущества.Судом установлено, что доводы истца о том, что Л.К. в момент заключения договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ (право собственности зарегистрировано ДД.ММ.ГГГГ), находился в болезненном состоянии, приведшем к искажению его воли, не позволяющем понимать в полной мере содержание договора дарения, правовую природу сделки дарения, нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.Так, из объяснений истца Викулина В.А., третьего лица Викулиной И.В., показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей В.В., Литвиненко Р.Ю., И.П.

усматривается, что у Л.К. с 2014-2016 годов появились странности в поведении, он не ориентировался в пространстве, путал подъезды, забывал куда идти, стал забывать отключать газ, не получал самостоятельно пенсию, доставлялся в медицинское учреждение с телесными повреждениями, а также в наркологическое отделение, говорил, что у него хотят отнять квартиру, перестал узнавать знакомых и близких ему людей, был подвержен влиянию Багулиной Е.Я.

ДД.ММ.ГГГГ Л.К. повторно была установлена инвалидность второй группы бессрочно, что подтверждается выпиской из акта освидетельствования.Согласно информации Филиала ФГБУ ФСНКЦ ФМБА России КБ № Л.К.

с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ состоял на учете у психиатра с диагнозом «деменция смешанная» (л.д.

84).Как следует из истребованной в Филиале ФГБУ ФСНКЦ ФМБА России КБ № медицинской документации, Л.К. впервые был осмотрен врачом-психиатром ДД.ММ.ГГГГ, на приеме предъявлял жалобы

«на плохой сон, неприятные ощущения в голове «что-то двигается»

, головокружения», ему был установлен диагноз: «неуточненные психотические расстройства в связи со смешанными заболеваниями». В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Багулин JI.K.

находился на стационарном лечении в связи с травмой головы с подозрением на ЗЧМТ (упал в подъезде, ударился головой) и острой алкогольной интоксикацией, был поставлен диагноз клинический основной: психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя – острая интоксикация неосложненная тяжелой степени. При последующих обращениях к врачу-психиатру в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ у Л.К.

отмечались:

«дезориентация во временных, частично пространственных представлениях, когнитивные функции нарушены, нарушена память на текущие события»

. ДД.ММ.ГГГГ ему был установлен диагноз:

«деменция в связи со смешанными заболеваниями, с приходящими психотическими нарушениями, стойкое нарушение сна»

. В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Л.К.

находился на стационарном лечении в терапевтическом отделении № Филиала ФГБУ ФСНКЦФ ФМБФ Росси КБ № г. Зеленогорска, в выписном эпикризе указано, что сбор жалоб и анамнеза затруднен из-за когнитивных и мнестических расстройств, больной с трудом конкретизирует временные периоды, ДД.ММ.ГГГГ был осмотрен врачом-психиатром, ему установлен диагноз:

«энцефалопатия смешанного генеза с выраженными когнитивными нарушениями»

.Материалами дела объективно подтверждается, что Л.К. к моменту оформления договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ страдал такими заболеваниями, как: ИБС, постинфарктный кардиосклероз, стенокардия напряжения 2 ФК, СН 1, дисциркуляторная энцефалопатия смешанного генеза с выраженными когнитивными нарушениями, гипертоническая болезнь 3 стадии, хронический бронхит, хронический ларингит, сенсорная тугоухость 2-хсторонняя.

Из объяснений Л.К. от ДД.ММ.ГГГГ, полученных в рамках проверки КУСП №, следует, что он писал дарственную на свою приемную дочь Викулину И.В., в связи с чем его супруга Багулина Е.Я. от него уходила и он несколько месяцев жил один.В исковом заявлении в Зеленогорский городской суд Красноярского края от ДД.ММ.ГГГГ Л.К.

указал, что в момент совершения сделки по дарению квартиры Викулину В.А. от ДД.ММ.ГГГГ в силу имеющегося у него заболевания не понимал значение своих действий и не мог руководить ими.

При каких обстоятельствах подписал договор дарения квартиры, не помнит. С 2013 года состоит на учете у врача-психиатра, проходил стационарное лечение в психиатрическом отделении КБ-42.Согласно заключению комиссии экспертов при проведении посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической стационарной судебно-психиатрической комиссии экспертов от ДД.ММ.ГГГГ №/д при своей жизни на момент заключения ДД.ММ.ГГГГ Л.К.

сделки дарения своей квартиры Багулиной Е.Я.

страдал психическим расстройством в форме сосудистой деменции (слабоумия) (код по МКБ-10 F-01.3), что подтверждается сведениями о проявлениях в течение длительного времени тяжелой формы гипертонической болезни, церебрального атеросклероза, дисциркуляторной энцефалопатии, постоянно нарастающем выраженном снижении памяти, снижении критических способностей, что послужило основанием для диспансерного наблюдения у врача психиатра с диагнозом слабоумие, консультации врача невролога. В силу психического расстройства в форме сосудистой деменции (слабоумия) по своему психическому состоянию Л.К. не был способен осознавать сущность сделки, ее юридические особенности, прогнозировать ее результаты, у него была снижена способность регулировать свое поведение.

В силу психического расстройства в форме сосудистой деменции (слабоумия) по своему психическому состоянию Л.К.

в силу снижения критических способностей мог поддаться влиянию других лиц, не был способен правильно оценивать и контролировать свои действия. Выявленные у Л.К. индивидуально-психологические особенности, такие как: выраженные нарушения когнитивных функций (снижение памяти, эпизоды дезориентации во времени и пространстве, малопродуктивность мыслительных процессов), значительные нарушения эмоционально-волевой сферы с недостаточностью критических и прогностических способностей лишали его способности понимать значение своих действий и руководить ими в период заключения сделки.
Выявленные у Л.К. индивидуально-психологические особенности, такие как: выраженные нарушения когнитивных функций (снижение памяти, эпизоды дезориентации во времени и пространстве, малопродуктивность мыслительных процессов), значительные нарушения эмоционально-волевой сферы с недостаточностью критических и прогностических способностей лишали его способности понимать значение своих действий и руководить ими в период заключения сделки.

В силу психического расстройства в форме сосудистой деменции (слабоумия) по своему психическому состоянию Л.К. не мог понимать значение своих действий и руководить ими ДД.ММ.ГГГГ при заключении им сделки дарения своей квартиры Багулиной Е.Я.Оценивая вышеуказанное экспертное заключение в соответствии с положениями ст.

в совокупности с объяснениями сторон, показаниями свидетелей, медицинской документацией, материалами проверок, принимая во внимание обстоятельства заключения сделки (неоднократное изменение своего решения по распоряжению принадлежащим ему имущество, в том числе спустя непродолжительный период времени после признания судебным решением недействительным договора дарения квартиры в пользу истца), суд приходит к выводу, что судебная экспертиза проведена в порядке, установленном ст.

, выполнена в соответствии с требованиями ст. , в связи с чем является допустимым и достоверным доказательством, экспертиза проведена компетентными экспертами, имеющими высшее медицинское и психологическое образование, значительный стаж работы в соответствующих областях, выводы экспертов последовательны, непротиворечивы, основаны на медицинской документации и материалах гражданского дела, экспертиза проведена в соответствии с требованиями Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 73-ФЗ

«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

на основании определения суда, эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.Доводы ответчиков о состоянии здоровья Л.К., о том, что он не страдал какими-либо психическими расстройствами в момент совершения сделки носят предположительный характер, поскольку ответчики специальными познаниями в области психиатрии не обладают.

Не обладают такими познаниями и допрошенные по делу свидетели.Таким образом, доводы ответчиков о несогласии с заключением посмертной комплексной психолого-психиатрической экспертизы материалами дела не подтверждаются, а сводятся лишь к несогласию с её результатами, ходатайств о назначении дополнительной или повторной экспертизы участвующими в деле лицами не заявлено, суд также не усматривает оснований для назначения дополнительной или повторной экспертизы. Показания допрошенных в судебном заседании свидетелей В.В., Т.А., Н.Н., В.С. в части того, что странностей в поведения Л.К.

до 2018 года не было, суд оценивает критически и признает их недостоверными, поскольку их показания основаны на их субъективном мнении, противоречат объективным данным медицинских документов, экспертному заключению, показаниям не заинтересованных в исходе дела свидетелей В.В., Литвиненко Р.Ю., И.П., иным материалам гражданского дела, кроме того, В.В.

и Т.А. с Л.К. общались не часто, при этом свидетели В.В., Т.А., Н.Н., В.С. заинтересованы в благоприятном для ответчиков исходе дела, так как находятся с ответчиками в близких, родственных либо дружеских отношениях. Разрешая спор, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со статьей , и с учетом требований статей , , , , суд приходит к выводу об удовлетворении исковых требований Викулина В.А., поскольку Л.К.

в момент заключения договора дарения квартиры, расположенной по адресу: Красноярский край, г. Зеленогорск, , являясь дееспособным, находился в момент совершения сделки в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, не мог понимать цель сделки, регулировать свое поведение при её заключении, а также осмысливать юридическую суть сделки, её социально-правовые последствия, а потому волеизъявление на отчуждение принадлежащего ему имущества отсутствовало, то есть сделка дарения совершена лицом, не способным понимать значения своих действий и руководить ими, соответственно Багулина Е.Я.

не имела правомочий по совершению действий, направленных на распоряжение квартирой, перешедшей к ней в результате недействительной сделки, поэтому последующая сделка — договор дарения квартиры от ДД.ММ.ГГГГ, совершенный Багулиной Е.Я., то есть лицом, не имевшим оснований на ее отчуждение, ничтожна, не порождает возникновения права собственности Литвиновой О.О. на спорную квартиру.В связи с признанием сделок дарения квартиры недействительными подлежат применению последствия недействительности сделок в виде приведения сторон в первоначальное положение, а именно квартира, расположенная по адресу: Красноярский край, г.

Зеленогорск, , подлежит возврату в собственность Л.К., право собственности Багулиной Е.Я.

и Литвиновой О.О. на указанную квартиру подлежит прекращению.Доводы представителей ответчика о том, что Викулин В.А. не является лицом, чьи права или охраняемые законом интересы были нарушены в результате совершения данной сделки, что он не имел права обращаться в суд, так как Л.К.

до своей смерти заявление о признании договора дарения квартиры недействительным не подавал, отклоняются по следующим основаниям. В соответствии с пунктом 1 статьи сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе; оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия (пункт 2 статьи ).Как указано в Определении Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ №-О-О, заинтересованным лицом может быть признан субъект, в отношении которого просматривается причинная связь между совершенной сделкой и возможной угрозой его законным интересам, когда его благо, прежде всего, имущественного характера, может пострадать или уже пострадало в результате совершения сделки.Определение же того, какое лицо, заявляющее требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки, может признаваться заинтересованным по смыслу пункта 2 статьи ГК Российской Федерации (т.е. субъектом, имеющим материально-правовой интерес в признании сделки ничтожной, в чью правовую сферу эта сделка вносит неопределенность и на чье правовое положение она может повлиять), как требующее исследования фактических обстоятельств конкретного дела, относится к компетенции суда, рассматривающего дело, и Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно в силу статьи Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».Положениями статьи предусмотрено, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.

Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.Судом установлено, что Викулин В.А. являлся наследником спорной квартиры по завещанию после смерти Л.К., указанное завещание не отменялось и не признавалось недействительным, следовательно, оспариваемыми договорами дарения квартиры нарушены права истца, в связи с чем истец имеет субъективное материальное право и правовой интерес в оспаривании договоров дарения, поскольку их признание недействительными повлечет за собой возникновение у него права на наследственное имущество по завещанию. Кроме того, разрешение вопроса о наличии у истца права на оспаривание сделок вытекает из реализации им права на принятие наследства путем обращения ДД.ММ.ГГГГ к нотариусу с заявлением о принятии наследства, что свидетельствует о правовой заинтересованности в наследственном имуществе.Доводы ответчиков о пропуске срока исковой давности истцом отклоняются судом по следующим основаниям.

На основании пункта 2 статьи срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.В пункте 73 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О судебном практике по делам о наследовании» разъяснено, что наследники вправе обратиться в суд после смерти наследодателя с иском о признании недействительной совершенной им сделки, в том числе по основаниям, предусмотренным ст.

ст. , и , если наследодатель эту сделку при жизни не оспаривал, что не влечет изменения сроков исковой давности, а также порядка их исчисления.Вопрос о начале течения срока исковой давности по требованиям об оспоримости сделки разрешается судом исходя из конкретных обстоятельств дела (например, обстоятельств, касающихся прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых наследодателем была совершена сделка) и с учетом того, когда наследодатель узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.При этом необходимо иметь в виду, что Викулин В.А., являясь правопреемником Л.К., не мог обратиться в суд с настоящим иском при его жизни.

Его права, как наследника Л.К., оспариваемая сделка стала нарушать только после смерти Л.К. В данном случае для определения момента начала течения срока исковой давности имеет значение тот факт, когда он узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основаниям для признания оспариваемой сделки недействительной.Однако из материалов дела следует, что болезненное состояние Л.К.

не позволяло ему в период после заключения договора дарения ДД.ММ.ГГГГ и до самой смерти осознать то обстоятельство, что договор дарения был заключен им в состоянии, когда он не понимал значение своих действий и не мог руководить ими.Поскольку при жизни Л.К.

не узнал и не мог по состоянию своего здоровья узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания заключенной им сделки по заключению договора дарения квартиры недействительной, то течение годичного срока исковой давности по заявленным Викулиным В.А.

требованиям о признании договора дарения недействительным не могло начаться ранее даты смерти Л.К., то есть ДД.ММ.ГГГГ. С настоящим иском Викулин В.А. обратился в суд ДД.ММ.ГГГГ, указав, что о наличии оспариваемых договоров дарения узнал от нотариуса после обращения ДД.ММ.ГГГГ с заявлением о принятии наследства, то есть менее чем через 6 месяцев после смерти Л.К.

Следовательно, срок исковой давности по требованиям о признании договоров дарения недействительными и применении последствий их недействительности истцом не пропущен.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст.

-, суд РЕШИЛ:Исковые требования Викулина В.А. удовлетворить. Признать недействительными договоры дарения двухкомнатной квартиры площадью 41,4 кв.м, расположенной по адресу: Россия, Красноярский край, г. Зеленогорск, , с кадастровым номером 24:59:0303027:386, кадастровой стоимостью 971699,44 рублей, заключенные: ДД.ММ.ГГГГ между Л.К.
Зеленогорск, , с кадастровым номером 24:59:0303027:386, кадастровой стоимостью 971699,44 рублей, заключенные: ДД.ММ.ГГГГ между Л.К. и Багулиной Е.Я., право собственности зарегистрировано Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Красноярскому краю ДД.ММ.ГГГГ, номер государственной регистрации права 24-24/013-24/013/001/2016-6162/2, а также ДД.ММ.ГГГГ между Багулиной Е.Я.

и Литвиновой О.О., право собственности зарегистрировано Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Красноярскому краю ДД.ММ.ГГГГ, номер государственной регистрации права 24:59:0303027:386-24/114/2019-2. Применить последствия недействительности сделок, признав прекращенным право собственности Багулиной Е.Я.

на жилое помещение – двухкомнатную квартиру площадью 41,4 кв.м, расположенную по адресу: Россия, Красноярский край, г. Зеленогорск, , с кадастровым номером 24:59:0303027:386, зарегистрированное Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Красноярскому краю ДД.ММ.ГГГГ, номер государственной регистрации права 24-24/013-24/013/001/2016-6162/2, а также право собственности Литвиновой О.О. на указанную квартиру, зарегистрированное Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Красноярскому краю ДД.ММ.ГГГГ, номер государственной регистрации права 24:59:0303027:386-24/114/2019-2, и восстановленным право собственности Л.К., умершего ДД.ММ.ГГГГ, на жилое помещение – двухкомнатную квартиру площадью 41,4 кв.м, расположенную по адресу: Россия, Красноярский край, г.

Зеленогорск, , с кадастровым номером 24:59:0303027:386. Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Красноярский краевой суд через Зеленогорский городской суд в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.Судья М.В.

ПетуховаМотивированное решение составлено ДД.ММ.ГГГГ.Зеленогорский городской суд (Красноярский край) Петухова М.В.

(судья) Судебная практика по применению нормы ст. 167 ГК РФСудебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ Судебная практика по применению нормы ст.

572 ГК РФ Судебная практика по применению нормы ст.

167 ГК РФ

Случаи из судебной практики о признании договора дарения недействительным

» »

Чаще всего пытаются отменить договора дарения недвижимости? Почему? Ответ очевиден – квартиры (также как и дачи с земельными участками) имеют высокую кадастровую стоимость.

А жизненная ситуация дарителя может измениться в любой момент.

Например, отмена дарения возможна, если сгорела (пострадала в стихийном бедствии) вторая, имеющаяся у дарителя квартира и ему теперь негде жить.

Следует понимать, что признать дарственную недействительной и отменить её — это два разных юридически действия.

Также, стоит учитывать, что оспаривание договора часто происходит в суде (так как мало кто соглашается возвращать «подарки» добровольно). Судебная практика по отмене подобных соглашений (конкретные примеры будут разобраны далее) показывает, что оспорить дарственную или добиться ее недействительность самостоятельно сложно.

Иногда, чтобы юридически подтвердить факты необходимо проведение судебных и медицинских экспертиз, представление неоспоримых доказательств. Истцом при отмене договора могут выступать не только стороны, которыми подписывалась дарственная, но и иные заинтересованные граждане.

Еще один пример для отмены дарственной – это заключение мнимой сделки (когда под видом дарения пытаются перепродать имущество и не платить налоги). Избежать проблем после оформления документов на дарение имущества можно проконсультировавшись с юристом.

Но если уже дарственная оформлена, права перерегистрированы и вносить исправления поздно, то для оспаривания законности сделки лучше опять же привлечь юриста.

Так как отменить договор дарения гораздо сложнее, чем его заключить. На нашем юридическом портале можно получить бесплатные консультации от юристов с необходимым уровнем образования и большой практикой работы.

По договору дарения, точнее его отмене есть нюансы, которые необходимо знать одариваемо и получателю имущества. Стандартные правила, указанные далее по тексту, регламентируются 578 статьей Гражданского Кодекса Российской Федерации:

  1. если действия одариваемого могут привести к тому, что подарок будет безнадежно испорчен или уничтожен (а он представляет высокую ценность для общества или дарителя), то это может стать основанием для аннулирования сделки;
  2. если со стороны получателя дара предпринимались умышленные действия, представляющие угрозу жизни дарителя или близких членов семьи. Также если вышеуказанным гражданам умышленно нанесены телесные повреждения различной степени тяжести;
  3. после смерти одариваемого, при условии, что даритель до сих пор жив, подаренное имущество возвращается обратно (если это было заранее предусмотрено сделкой).
  4. юридические лица и частные предприниматели, одаривающие граждан собственным имуществом при банкротстве, так же как и сами получатели дара, должны понимать, что в первые шесть месяцев сделка может быть оспорена;

Если по вине одаряемого даритель лишился жизни или дееспособности (то есть отвечать за свои действия он уже не в состоянии) право оспорить сделку.

По закону, если отмена дарственной все же состоялась, имущество (при его целостности и сохранности) должно быть возвращено первому владельцу (то есть дарителю).

Более подробно об основаниях и способах отмены дарственной расписано в статье о том, как можно . На данный момент нас больше интересует тема признания дарственной недействительной и судебная практика по подобным делам. Примеры не привязаны к определенному месту расположения участников процесса, и не будет назван суд и номер искового производства.

Но, примеры взяты из жизни и более подробную информацию по ним можно получить, скачав бесплатно файлы с судебными решениями. Гражданка, поддавшись на уговоры сына, подписала единственное жилье ему в дар.

Взамен сын обещал о ней заботиться и материально обеспечивать. Гражданка признает себя обманутой собственным сыном, так как перепутала понятия договора дарения и ренты. На этих основаниях она просит суд аннулировать дарственную и запись о регистрации недвижимости в Росреестре.

В удовлетворении иска было отказано.

Гражданка получила дом от мужа по наследству.

Затем передарила его собственному сыну. Изначально они договаривались, что сын с семьей въедет на постоянное проживание в этот дом только после смерти истицы. Со стороны истицы выдвигаются требования аннулировать дарственную, так как ответчик в доме не проживает, за коммунальные услуги не платит. А дому требуется срочный ремонт, так как он находится в состоянии, близком к разрушению.
А дому требуется срочный ремонт, так как он находится в состоянии, близком к разрушению.

В ходе судебного заседания было выяснено, что ответчик данный дом не посещает, так как поссорился с истцом и в связи с тем, что однажды она уже пыталась отменить дарственную, обвиняя ответчика в нанесении побоев (иск истицы остался без удовлетворения). Экспертиза показала, что дом находится в нормальном состоянии и нуждается только в косметическом ремонте.

Кроме того, ответчик заявил ходатайство о применении сроков исковой давности. Результат – в удовлетворении исковых требований отказано. Истец просит отменить дарственную, излагая события следующим образом:

  1. в связи с тем, что с женой отношения не складываются, он требует признать дарственную недействительной (мнимая сделка) и вернуть квартиру ему в личную собственность.
  2. жена продала собственную комнату и потратила денежные средства на личные нужды;
  3. квартира, в которой он проживает с супругой и несовершеннолетним сыном жены взята им в кредит (жена поручитель);
  4. в связи с этим, истец оформил свою квартиру на жену посредством договора дарения;
  5. у жены с сыном была комната в общежитии, чтобы ее продать органы опеки и попечительства потребовали, наличия у ребенка другого жилья;

Истица настаивает на том, что заключался договор дарения с одной целью – подарить ей квартиру.

Комната в коммунальной квартире была продана гораздо позже оформления дарственной и одно событие совершенно не взаимосвязано с другим. Требованием органов опеки и попечительства, чтобы получить разрешение на продажу комнаты в коммуналке, было разделение полученных денег между ответчицей и ее сыном.

Что и было сделано – деньги лежат на счету в банке на имя ее сына. Оставшуюся часть денежных средств потратили на семейные нужды, в том числе и на ремонт спорного жилья.

В результате тщательного изучения всех обстоятельств дела, судом было вынесено решение в удовлетворении иска отказать. Истцом является мать. Она просит отменить дарственную, так как ее сын умер, а она пережила его. На наследство претендует дочь умершего, которую истец дочерью сына (и своей внучкой) не считает, так как родилась девочка не в браке.

Наследников двое – мать умершего и его дочь. Отмену дарственной истец обосновывает тем, что после смерти одариваемого имущество должно перейти обратно к дарителю.

В иске отказано, как в суде первой инстанции, так и в порядке апелляционного судопроизводства. В судебном заседании было выяснено, что при оформлении дарственной пункт, о том, что квартира вернется к дарителю после смерти одариваемого в договор включен не был. Все что касается наследования и установления отцовства, должно быть рассмотрено в порядке другого судебного заседания, если у сторон будет желание предъявить встречные исковые требования.

Все что касается наследования и установления отцовства, должно быть рассмотрено в порядке другого судебного заседания, если у сторон будет желание предъявить встречные исковые требования. Истица просит отменить действие договора дарения в пользу ответчицы.

Она настаивает на том, что ответчица нанесла ей легкие телесные повреждения, о чем имеет доказательства (справки с больницы и выписки суда, так как по факту причинения умышленного вреда здоровью было инициировано судебное разбирательство).

Судом первой инстанции, также как и после рассмотрения апелляционной жалобы было принято решение в пользу истицы. В заключение хотелось бы сказать, что примеров приводить можно бесконечное множество.

И большая часть из них имеет закономерный результат – в удовлетворении исковых требований отказать полностью. Даже если вы и правы, доказать это в суде в случаях с заключенными дарственными достаточно сложно. Для этого необходимо досконально знать законодательство в данной области правоведения.

А также подготавливать заранее доказательную базу, собирать свидетелей, делать экспертизы. Часто без помощи опытного адвоката обойтись невозможно. На юридическом портале Суд.Гуру вы можете получить первичную бесплатную консультацию, и дальнейшее юридическое сопровождение.

Об автореВалерий ИсаевВалерий Исаев окончил Московский государственный юридический институт. За годы работы в адвокатской сфере провел множество успешных гражданских и уголовных дел в судах различной юрисдикции.

Большой опыт в юридической помощи гражданам в различных областях. Полезная информация: Поделиться: Оцените статью:

Загрузка. Бесплатная юридическая консультация: Москва и область: Санкт-Петербург и область: Федеральный номер: Бесплатная консультация © Copyright 2021, Суд.ГУРУ.

Все права защищены.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28.03.2017 N 46-КГ17-3

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОПРЕДЕЛЕНИЕот 28 марта 2017 г. N 46-КГ17-3Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составепредседательствующего Юрьева И.М.,судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М.рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бикинеевой Н.А. к Преснякову О.А., Преснякову А.А.

о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества, признании права собственностипо кассационной жалобе Преснякова О.А. и Преснякова А.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г.Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерацииустановила:Бикинеева Н.А.

обратилась в суд с иском к Преснякову О.А. и Преснякову А.А. о признании недействительным заключенного между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А. договора дарения доли в размере 1/3 в праве собственности на квартиру по адресу: <.>, о применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества супругов и признании за собой права собственности на 1/6 доли в праве собственности на квартиру.В обоснование иска Бикинеева Н.А.

указала, что с 1999 года по 2012 год состояла с Пресняковым О.А.

в браке, в период которого супруги приобрели долю в размере 1/3 в праве собственности на указанную квартиру и оформили ее на имя Преснякова О.А. Раздел данного имущества между супругами после расторжения брака не производился.

В октябре 2015 года Бикинеевой Н.А. стало известно, что бывший супруг распорядился долей в праве собственности на квартиру путем заключения со своим отцом Пресняковым А.А. договора дарения. Поскольку своего согласия на совершение указанной сделки Бикинеева Н.А.

не давала, заключенный между Пресняковым О.А.

и Пресняковым А.А. договор дарения от 25 сентября 2015 г. является недействительным, а доля в праве собственности на квартиру подлежит разделу между супругами в равных долях как совместно нажитое в браке с Пресняковым О.А.

имущество. Решением Октябрьского районного суда г. Самары от 16 февраля 2016 г. в удовлетворении иска отказано.Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены.Договор дарения от 25 сентября 2015 г.
решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены.Договор дарения от 25 сентября 2015 г.

доли в размере 1/3 в праве собственности на спорную квартиру, заключенный между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А., признан недействительным.Произведен раздел совместно нажитого имущества — доли в размере 1/3 в праве собственности на квартиру — между супругами в равных долях, за Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. признано право собственности на 1/6 доли в праве общей долевой собственности на квартиру за каждым.В кассационной жалобе заявителями ставится вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного.Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М.

от 20 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения.В соответствии со Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.Как установлено судом и следует из материалов дела, Пресняков О.А.

и Бикинеева Н.А. с 23 июля 1999 г.

по 6 ноября 2012 г. состояли в браке (л.д. 7, 24). Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Самары от 11 февраля 2010 г. удовлетворены исковые требования Преснякова А.А., Преснякова О.А.

и Преснякова С.А. к ООО «Седьмое небо» о признании за истцами права общей долевой собственности (по 1/3 доли за каждым) на квартиру, расположенную по адресу: <.> (л.д.

19 — 20).При рассмотрении указанного спора суд установил, что основанием для возникновения у истцов права общей долевой собственности на спорную квартиру явился заключенный между истцами и ООО «Степ» договор уступки прав требования от 5 марта 2005 г., по которому ООО «Степ» на возмездной основе уступило Преснякову А.А., Преснякову О.А. и Преснякову С.А. право требования к ООО «Седьмое небо» о предоставлении по окончании строительства указанной квартиры в собственность.

Финансовые обязательства по договору исполнены истцами в полном объеме.

Квартира передана истцам в пользование по акту приема-передачи от 25 сентября 2007 г.На основании названного решения суда за Пресняковым А.А., Пресняковым О.А.

и Пресняковым С.А. 8 июня 2010 г. зарегистрировано право собственности на доли в размере 1/3 в праве общей долевой собственности на спорную квартиру за каждым (л.д.

22).По договору от 25 сентября 2015 г. Пресняков С.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А.А.

(одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 17).По договору от 25 сентября 2015 г. Пресняков О.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А.А.

(одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 18).Переход права собственности на квартиру к Преснякову А.А.

зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 2 октября 2015 г.

(л.д. 8).Таким образом, на момент рассмотрения спора единоличным собственником спорной квартиры является Пресняков А.А.Согласно Семейного кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. В силу Семейного кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент заключения оспариваемой сделки, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемый истцом договор был заключен бывшим супругом после расторжения брака, в силу чего нормы семейного законодательства, регламентирующие необходимость при совершении сделки по распоряжению недвижимостью получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, к спорным правоотношениям не применимы.Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении иска, исходил из того, что на спорное имущество распространяется режим совместной собственности супругов, в силу чего правоотношения по распоряжению данным имуществом регулируются нормами семейного законодательства.

Поскольку нотариально удостоверенное согласие Бикинеевой Н.А. на отчуждение бывшим супругом по договору дарения доли в праве собственности на квартиру отсутствовало, суд признал указанный договор недействительным.Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.В соответствии со Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи — супругами, другими родственниками и иными лицами.

Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.Как установлено судом, брак между Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. прекращен 6 ноября 2012 г.Оспариваемый истцом договор дарения доли в праве собственности на спорную квартиру заключен 25 сентября 2015 г., то есть тогда, когда Пресняков О.А.

и Бикинеева Н.А. перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями Семейного кодекса Российской Федерации, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского Российской Федерации.Согласно Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.В соответствии с Гражданского кодекса Российской Федерации каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.Исходя из положений вышеприведенных правовых норм суду при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, следовало установить наличие или отсутствие полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки.Также суд должен был установить наличие или отсутствие осведомленности другой стороны по сделке об отсутствии у участника совместной собственности полномочий на совершение сделки по распоряжению общим имуществом и обстоятельства, с учетом которых другая сторона по сделке должна была знать о неправомерности действий участника совместной собственности.Следовательно, для правильного рассмотрения настоящего дела суду необходимо было установить, имелись ли у Преснякова О.А.

полномочия на отчуждение спорной квартиры Преснякову А.А. по договору дарения. В случае несогласия Бикинеевой Н.А.

на распоряжение Пресняковым О.А. квартирой суду следовало установить, знал или должен ли был знать об этом Пресняков А.А.Указанные обстоятельства являются юридически значимыми и подлежащими установлению для правильного разрешения дела.Между тем суд апелляционной инстанции указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, оставил без исследования и правовой оценки.Вывод суда апелляционной инстанции о недействительности оспариваемой сделки по мотиву отсутствия нотариально удостоверенного согласия бывшей супруги на совершение сделки не основан на законе.Положения Семейного кодекса Российской Федерации в отношении получения нотариально удостоверенного согласия одного из супругов при совершении сделки по распоряжению недвижимостью другим супругом распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, к которым относятся бывшие супруги.В данном случае на момент заключения оспариваемой сделки брак между Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. был прекращен и, соответственно, получение нотариального согласия Бикинеевой Н.А.

на отчуждение бывшим супругом доли в праве собственности на квартиру не требовалось.Требование о признании такой сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки.С учетом того, что истец оспаривает совершенную бывшим супругом Пресняковым О.А. сделку по распоряжению спорной квартирой, то именно истец должен доказать недобросовестность поведения ответчика Преснякова А.А. на предмет его осведомленности об отсутствии у Преснякова О.А.

полномочий распоряжаться квартирой.Это судом апелляционной инстанции учтено не было.С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г.